Опубликовано: 14 ноября 2015 11:32

ВОЛОГОДСКИЕ СТРАНИЦЫ ТВОРЧЕСКИЕ ПОРТРЕТЫ ХУДОЖНИК АЛЕКСАНДР ПАНТЕЛЕЕВ.

           Александр Пантелеев. Не думал, что придется писать о нем с чувством некоторой потерянности. Уже более 20 лет как его нет вместе с нами – двух лет не дожил он до своего 60-летия. А какой был талант! Сегодня его картины находятся во многих музеях, в том числе и в нашей Третьяковской галерее, в частных коллекциях и даже у меня есть работа, подаренная А. Пантелеевым со своей персональной выставки.

            Я познакомился с ним, когда в 1976 г. по приглашению В. Корбакова он переехал из Уфы в Вологду. Вологодчина приняла его радушно, приветливо, как своего родного. А как еще! Когда Устюжна была родовым местом его матери, где она родилась, когда в детстве своем, выходя на берег Мологи, бегая по улочкам старинного городка, маленький Саша впитывал, вбирал в себя неброскую красоту Русского Севера. Это было его возвращение на малую родину.

            Из Башкирии А. Пантелеев приехал уже зрелым мастером, имея звания и регалии, его творчество стало заметным явлением в советском изобразительном искусстве. Там же произошло его становление как художника. Он всегда с теплом вспоминал своих учителей, друзей, да и вообще этот красивый край, который он назвал своей второй родиной.

            Увиденные мной его картины, пронизанные каким-то дивным светом, притягательной цветовой гаммой, всегда невероятно интересной композицией, выдавали в нем тонкого, чувствительного художника с богатым внутренним миром. А образы картин были наполнены каким-то глубоким одухотворяющим чувством.

            По тем временам А. Пантелеев считался признанным мастером «промышленного пейзажа» - было такое направление в соцреализме. Но даже в изображении «раскаленного пламени земли и труб», где горячие красно-коричневые тона дополнялись пыланием киновари, подчеркнутым неожиданными всплесками изумрудно-зеленого. Пантелеев не позволял себе увлечься детализацией или впасть в натурализм. Он писал не «портреты» заводов, а стремился к обобщенному рассказу о них и через них – о современности.

            В его искусстве продолжали жить традиции творчества выдающихся мастеров советской живописи А. Дейнеки, Ю. Пименова, Г. Нисского. Почувствовать своеобразие творческого видения художника, почувствовать систему его образного мышления можно по высказыванию: «Я вижу натянутые, как струны, горизонты, весенние дали заречий, берега дальние, ослепительные кромки снега, струящиеся розовые облака. Лежат земли, то серо-лиловые, чередуясь с яркой прозеленью, то жарко-бурые в истоме летнего дня… Ты видишь твердь, поднимающуюся к синеве неба, рассеченные граниты, снежные треугольники вершин, чистые и гордые. Скалы, выстроенные там, где носятся струи ветров, где чертят небо самолеты, упиваясь игрой с леденящим пространством…»

            Человек необычайно большой культуры, интеллектуал, любящий и прекрасно разбирающийся в музыке, кстати, он был сценографом в постановках «Хованщина», «Снегурочка», «Руслан и Людмила», «Бахчисарайский фонтан», «Дон Карлос» и др. А как он знал и любил поэзию, знал наизусть множество стихотворений, было интересно слушать, как он читал их. После одной из таких встреч у него в мастерской у меня оказался сборник стихов Ли Бо с дарственной надписью Александра. Мир его увлечений и интересов, по-моему, был безбрежен. Легкий в общении, умеющий ненавязчиво быть заметным в компании, А. Пантелеев очень быстро вошел в среду вологодских художников. Надо сказать, что среда художников Вологды обладала какой-то незримой притягательной силой. Со всего Союза сюда приезжали известные художники и всегда находили радушный прием у вологжан. Это были очень интересные встречи, оставившие в моей памяти неизгладимые впечатления.

            Новая творческая среда оказала сильное воздействие на дальнейшее развитие искусства А. Пантелеева. Произошла творческая «акклиматизация» художника. Пытливо он всматривался в непривычные ритмы пейзажа, проникался его душевной красотой и эпическим раздольем, познавая своеобразие колористических отношений, присущих природе этого края. Почти в каждом произведении Пантелеева присутствуют элементы пейзажа. Чаще это многоплановый, собирательный образ природы.

            Мне удалось видеть не раз за работой Мастера, наблюдать, как на холсте появляется ощущение света, пространства, воздуха, как рождается новый мир, созвучный натуре, но одновременно подчиненный воле автора, его творческой идее. Метафоры, аллегории и символы создавали лексику его индивидуального художественного языка, превращаясь в прекрасные живописные полотна.

            Очень скоро А. Пантелеев возглавил Вологодскую организацию Союза Художников, сменив на этом посту своего друга, бессменного ее руководителя Владимира Корбакова. Затем появилась знаменитая Пантелеевская мастерская на ул. Козленской (теперь это мастерская-музей А.В. Пантелеева), которая быстро заполнилась предметами старины, рукодельными изделиями вологодских мастеров. Все это привнесло в интерьер мастерской необыкновенный колорит, на фоне которого еще ярче выделялись законченные картины замечательного художника, художника от Бога Александра Васильевича Пантелеева. А в самой большой комнате мастерской стоял мольберт Мастера с уже натянутым холстом в ожидании магического прикосновения к нему Большого Художника Саши, извините, Александра Пантелеева.

            Приезжайте в Вологду. Посетите его мастерскую-музей. И вы ощутите в себе Радость встречи с Его творчеством. Приезжайте. Не пожалеете.

культура искусство общество общество
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА