Опубликовано: 12 июля 2013 01:35

Мелочи иерейской жизни. Отец Геннадий и пес Потемкин Таврический - 7.

  ...Вернемся к о. Геннадию.     

     В том же маленьком провинциальном городишке, где у нас был куплен дом "заборной кладки" , что называется - "на волю Божию, ( на окраине  - прямо у леса и озера, откуда начинался заповедник) приобрели себе прекрасный дом (продав квартиру на улице Горького) и наши друзья - московские художники - Ирина и Геннадий Ф-вы.     

     Места там сказочные, есть что порисовать художникам.     

     Дело было в 90-е годы, т.е.  время разгула ,  воровства и беззакония.     

     В провинции грабили, что придется, в т.ч.  и банки из погребов.     

     Наши друзья по этому случаю приютили у себя бездомную дворняжку.        

     Дворняжка голодала вместе со всем российским населением, обретение неожиданных покровителей, в лице наших художников, она посчитала собачьим раем и служила им верой и правдой, "обтявкивая" всех и вся: знакомых, незнакомых, прохожих, кошек, воробьев и т.п.         Поскольку она мирно собиралась почить, так и не дождавшись милости от людей и собратьев, а тут - такая синекура, она была убеждена, что должна сопровождать своих благодетелей везде и всюду.

     Имя ей дали -  "князь Потёмкин Таврический", а коротко "Потёмкин".

     Постарался старший сын наших друзей - Ваня. На момент объявления дворняжки в доме, он как раз читал учебник по истории.

     Пес (а это был пес) отнесся к новой кличке с пониманием: когда его подзывали "Потёмкин!" - он бежал со всех ног и вилял хвостом.

     Если же  звали "князь Потёмкин Таврический!" - он важничал и подходил с достоинством. Словом, псинка была умная, как и все «дворяне» - дворовые собаки, вынужденные  кумекать, как добыть кусок хлеба и найти ночлег.

     Не думаю, что  Потёмкин  сам делал разницу между княжеским достоинством и простой фамилией, скорее всего,  обучили его этому дети наших друзей - Иван и Василиса (Ваня и Вася).

     Сами Ф-вы  были  люди, по-своему верующие,  и жили неподалеку от храма.

     Частым гостем у них был  местный священник - отец Геннадий.    

     Потемкина он почему-то сразу невзлюбил, да и пес отвечал ему тем же.

     Возможно, непонятный запах, исходящий от странной одежды (думаю пес так и не смог разрешить для себя загадку, почему  этот мужчина в длинной женской одежде, хотя налицо все мужские  приметы – голос, борода, да и запах специфический – мужской) вот и протестовал в ответ на неприязнь священника. 

     К тому же, когда хозяева уходили в церковь, где пахло также, как и от этого странного мужчины в длинном платье, его – Потемкина, все-таки «князя Таврического» -  привязывали у ворот храма или запирали дома. 

     Пес с ума сходил от невозможности охранять  своих хозяев, поэтому начинал дико выть, уже на подступах к храму, а уж на привязи – и говорить нечего!

     Приходилось  кому-то из  четверых Ф-вых поочередно дежурить у «Потемкина», т.к. на его лай очень болезненно реагировал о. Геннадий. 

     Потемкин помнил, как однажды о. Геннадий потребовал его немедленной эвакуации из дома, как раз в тот момент, когда он пристроился к дымящейся сахарной косточке из борща.

     Пес бы и сам ушел, т.к.  о. Геннадий его просто «выкуривал», как он думал, из дома  непонятной дымящейся штуковиной (совершалось  освящение дома),  она пахла так же, как и он, но … косточка, как ее бросишь?! Потемкин долго сопротивлялся, чем еще больше убедил о. Геннадия», что «собака животное  нечистое!»  (а  разжиревшего кота «Баламута» оставили!).

     Потемкин надолго затаил неприязнь и решил при первом же удобном случае поставить непрошенного зазнайку на «место», т.е. "пометить" и обгадить то место, где тот обитает, и все дела! Сразу ясно станет, кто в доме хозяин!   

     Надо сказать, что семья Ф-вых была очень колоритной:  Гена и Ира отличались удивительно пышными  и  обильными шевелюрами. А у Гены еще и топорщилась густая борода. Словом, было на что посмотреть народу. Особенно в тот день, о котором  пойдет речь. 

     Я уже подходила к храму, когда издалека показалась удивительная процессия: по пустырю,  отделявшему их дом от храма, шествовало семейство Ф-вых.

     Впереди  шел  глава семьи – Геннадий, его бороду уносил за плечо встречный ветер, что делало ее похожей на легкомысленный шарф художника... 

за ним семенила  мать семейства – Ирина  - даже длинная шаль не смогла придавить копну ее пышных кудрей.

Дальше ползло полусонное потомство – Иван и Ася. 

А замыкал процессию отважный Потёмкин, громко огрызающийся  по сторонам на  несуществующих  врагов его хозяев.   

     Мы встретились у храма и разговорились, т.к. до  начала службы еще было время. 

     Здесь и произошла несуразица – контроль над Потемкиным был ослаблен, а точнее, совсем оставлен, т.к. каждый понадеялся на другого:  родители на детей, дети на родителей. Одни были заняты разговором со мной, а другие встретили своих одноклассников . 

     Никто не привязал Потёмкина!

     Сначала он этому не поверил, но потом решил воспользоваться сложившейся ситуацией и со скоростью пули  рванул  на порог дома, откуда доносился так хорошо знакомый ему ненавистный запах!  В это самое время сходил с крылечка своего домика, находящегося в церковном дворе, о. Геннадий.

     Боковым зрением каждый из нас увидела два несущихся к храму  пятна: маленьким был очумелый Потёмкин, большим – преследующий   его о. Геннадий. 

     Мы бросились спасать положение и стали свидетелями  великолепного спринтерского прыжка о. Геннадия. Он опередил Потемкина(!!!) – и успел закрыть огромную дверь храма перед самым псиным носом!

     Потёмкин возмущенно завыл и заметался по притвору храма от ужаса и негодования. 

     «Я так и знал, что этот мерзавец  когда-нибудь что-то подобное выкинет!» - - буйствовал запыхавшийся о. Геннадий. 

     Мы молча пытались отловить Потемкина, на наших глазах превратившегося в неуправляемую юлу, но никому это не удавалось. 

     Пес метался между двумя открытыми боковыми дверьми  как Буриданов осел между двумя копнами сена и ни в одну не мог выскочить...

    Он то крутился, как волчок, то ловил по кругу свой куцый хвостик...

     Но, показал, кто в доме хозяин, все-таки о. Геннадий. 

     «Стоять всем!» - гаркнул он хорошо поставленным голосом  священника и сына дьякона, а, может быть, в нем проснулся курсант мореходного училища, которое он закончил в Одессе (он служил несколько лет в Черноморском флоте) или певчий Одесской семинарии, в которую он поступил  потом там же.

     Замерли все, включая пса. 

     Переходя на шепот, батюшка приказал: «Спокойно взяли негодяя и вынесли с глаз моих долой!»

     Это оказало свое воздействие. «негодяй» был выдворен Ваней с Васей во двор.

     Отец Геннадий закрыл «на всякий случай» двери в притвор и сменил гнев на милость (видимо, от облегчения, что в храм он пса все-таки не пустил).

     Его пламенная  и убедительная речь чем-то напомнила мне  чеховское обращение  Луки Александрыча  к Каштанке: «Ты, Каштанка, насекомое существо и больше ничего. Супротив человека ты все равно, что плотник супротив столяра...»  Окончание монолога о. Геннадия было таково: «…теперь из-за  твоего «неблагочестия»,  Потёмкин, придется переосвящать храм! А если правящий архиерей узнает, что у меня псы на службу ходят?!!!» и т.д. и т.п. 

     В конце  пастырской  речи прозвучала фраза, успокоившая о. Геннадия и нас, но, вероятно, до глубины души оскорбившая бы Потемкина, имей он возможность вникнуть в ее смысл:

    « Эх, жаль, что ты не кот, Потёмкин!» Котов-то вот мы держим от мышей…, а  собак - только снаружи…впрочем, ты такой мелкий и лядащий пес, что и не пес вовсе…, а как бы и кот! (!?) Да, сочтем, что ты не окончательно заматеревший грешник, а по мелкости своей – кот, тогда можно и не переосвящать, тем более, что в храм я тебе дорогу перекрыл!  А притвор, он что-же – крыльцо оно и есть крыльцо, но все же сейчас переосвятим притвор!      Теперь будешь знать, кто в доме хозяин (!), Потёмкин! Эх опозорил ты наш российский флот!» - заговорил  в отце Геннадии бывший моряк.

     И опять вспоминается  Антон Павлович Чехов: «Если бы она была человеком, то, наверное, подумала бы: "Нет, так жить невозможно! Нужно застрелиться!"

     Но Потёмкин не Каштанка и уж, тем более, не человек, так что продолжение эта история имела неожиданное. ..

     Потёмкин, ожидавший хорошей лупки, с тех пор проникся к отцу Геннадию неожиданной симпатией!  Отец Геннадий снисходительно посмеивался,  отмечая эту «метаморфозу» и позволял псу облизывать свои ноги в сандалиях («а руки нельзя – это что же мои прихожане после собачьей морды будут к моей руке прикладываться?»- отказывал он скулившему Потёмкину),добрея на глазах.

     С тех пор у них  с Потёмкиным возникла взаимная симпатия. И наши друзья Ф-вы говорили, что всегда заранее знают о приближении отца Геннадия по какому-то  веселому и одновременно уважительному лаю Потемкина, который в такие минуты забывал, что он «князь Таврический». ----------------------------------------------------------

адрес фото: http://fotki.yandex.ru/users/tibolovin/view/320044/?page=3

на фото - город Н.Х....ск, вид на Болотную улицу и реку Хопер с улицы Мамаев Проток, где находится наш маленький домишко

культура искусство литература проза рассказ культиура и искусство, радио классик. ирина калитина каховская, мелочи иерейской жизни, отец геннадий и пес потемкин таврический
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА