Опубликовано: 13 июля 2013 22:14

О времени обеда и международном праве

Под столом раздался звук хорошего пинка и истошный крик. Елена высыпала в открытый котел гору шинкованной капусты и, не оборачиваясь, произнесла стальным тоном:

– Так. Считаю до трех! Раз!

Первобытный хаос, царивший на кухне, заметно сник, упав до градуса интенсивной возни. Из-под стола продолжался рев.

– Два! – Елена достала из корзины пару больших луковиц.

– Я не люблю с луком! – пронеслось откуда-то из эпицентра потасовки.

– И я не люблю с луком! – объявил свою гражданскую позицию белобрысый мальчик под столом, на секунду прервав концерт.

«Тихо ты!» – зашипели на него сразу со всех сторон, – «Мама уже сказала два». Вероятно, это оказалось весомым доводом, потому что крик не возобновился.

– А мы пойдем гулять? – в воздухе повисла напряженная тишина –  явная провокация одного из старших.

– После обеда, – Елена ввергла нежную луковую плоть в шипящее на сковороде масло.

За ее спиной раздалось дружное «А почему?» Начальная стадия переговоров была пройдена, и теперь стороны нащупывали ходы и копили аргументацию.

– Потому что сначала нужно поесть, – в ход пошла тертая морковь и кусочки сладкого перца.

– А мы не хотим есть!

– Да! – сразу раздалось отовсюду как по команде.

Переговоры подошли к решающей стадии. Выживание в по-настоящему большой семье, вопреки бытующему мнению, требует не только силы, но и политических талантов. Причем правило это относится как к отпрыскам, так и их родителям, заведомо действующим в условиях меньшинства. «Разделяй и властвуй» и «Бей главного» – основа основ всякой социальной пирамиды, и Елена, счастливая мать одиннадцати детей, твердо усвоила их уже на четвертом.

– Тролли, ты выучил уроки на завтра? – это был удар ниже пояса, но у матери по неписаному закону есть привилегия его задавать.

– Я еще не обедал, – тут же выдал Тролли, умело вернув удар в болевую зону. – Я уже давно хочу есть, – в голосе мелькнула интонация упрека, компенсировавшая некоторую непоследовательность позиции.

Статус кво сторон был восстановлен.

– Съешь яблоко, – слабый, откровенно слабый аргумент!

Но перегибать не стоило. По крайней мере, передышка в переговорах давала время на достойное отступление для многочисленной, но проигрывающей в плане международного права нации варваров. Шестеро мальчишек тихо покинули кухню, перейдя к уютной гражданской войне уже за ее пределами.

Очень скоро Елена насторожилась от несвойственной дому тишины. Это обстоятельство требовало немедленного расследования, поскольку опыт любого родителя, одаренного судьбой справляться с оравой мальчишек, через десять минут покоя начинает рисовать яркие картины разрушений. Штришок в виде соседского кота, находящегося на грани гибели, изящно дополняет сюжет. Женщина бросила полотенце на табурет и решительно двинулась через коридоры к дальнему выходу.

Перед ее глазами предстал фантастический мир: весь задний двор был покрыт полуметровым слоем снега, по которому с визгом носилась даже более-менее разумная старшая дочь Мираме (ей было четырнадцать). Ее брат-близнец Виктор как раз показывал уже знакомому нам младшему отпрыску как правильно и безопасно для себя закапывать в снег кота. Кот чисто символически шипел, не оказывая особого сопротивления. Конвейер знаний работал во всю: две русые как колосья пшеницы девочки усваивали уроки Мираме в вопросах нейтрализации мальчишек, гонявшихся за ними из-за разрушенного снеговика. «Если пинать не слишком сильно, то вреда большого не будет…» В общем, разница в анатомии сейчас работала против братьев.

За изгородью с крыльца дома климатическую аномалию обозревал пожилой сосед в полосатой пижаме. На него из-под снежной шапки с укоризной смотрел с газона керамический гномик, намекая на явное нарушение контракта. Всю улицу покрывала снежная пелена, внезапно возникшая из ниоткуда в жаркий летний полдень.

культура искусство литература проза миниатюра Оак Баррель
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА