Опубликовано: 14 июля 2013 14:01

На "харлее" к звездам - 1

В пятницу родители вместе с Тонни (вздох облегчения) отправились на уикенд в Денвер к каким-то давним друзьям отца по колледжу. Крис при этом остался дома и счастливо избежал опеки тетушки Молли, доказав свою способность к выживанию, самостоятельно приготовив обед, который, в принципе, можно было есть. Во всяком случае, все (кроме Тонни) улыбались и хвалили Криса. Он очень надеялся, что семья выживет после такого гастрономического испытания.

Наступила полночь.

Крис выбрался из окна своей спальни во втором этаже и тихо пробрался по крыше к увитой зеленью решетке террасы. Путаясь в стеблях и скользя ногами по широким листьям, он спустился на газон и задними дворами направился к дому старого Джо. Каждые несколько шагов Крис нервно поправлял рюкзак и проверял в кармане ключ от зажигания мотоцикла – такого же старого как сам Джо, растянувшийся в гамаке, накрытом сеткой от комаров, прямо у своего крыльца. Лужайку оглашал его храп. Привычка Джо спать во дворе оказалась на руку Крису: у дома старика не горел ни один фонарь, а светильник над дверью был не ярче свечки для торта. Единственной проблемой было открыть гараж и выкатить мотоцикл без лишнего шума. О том, чтобы заводить его прямо во дворе не могло быть и речи: доисторический драндулет создавал больше грохота, чем реактивный истребитель и больше дыма, чем паровоз. Если это сделать, провожать Криса выйдет на улицу целый квартал любопытных. И, возможно, проснется даже сам Джо.

Подставив заранее припасенный ящик, он забрался через окно в гараж и осторожно спустился на бетонный пол, стараясь не задеть завалы древней рухляди, скопившиеся под его крышей. Прилепив скотчем кусок картона к окну, он щелкнул фонариком. Мотоцикл стоял у стены в дальнем углу. У Криса свело сердце от отчаянья: путь мотоциклу преграждала большая газонокосилка, та самая, что обычно в любую погоду стояла под навесом во дворе. Композицию завершала здоровенная тачка с компостом, накрытая пленкой. Нечего и говорить о том, что на нее были навалены лопаты и грабли. Сдвинуть эту конструкцию не представлялось возможным. Оставался единственный вариант – оторвать широкий лист гофрированной жести, из которой были построены стены гаража, и рвануть на мотоцикле со всей возможной поспешностью, потому что ломать гараж бесшумно не научился еще никто в мире. К счастью, в гараже было полно необходимых инструментов.

Крис выбрался наружу и принялся за работу. Ржавые гвозди со скрипом поддавались. Разобрать стену оказалось проще, чем он ожидал и уже через полчаса он стоял у зияющей дыры, через которую на ночной мир смотрело заднее колесо «харлея» и пара покрытых паутиной цветочных горшков. Кое-как совладав с тяжелым мотоциклом, он вытянул его наружу и огляделся. С газона у дома на него с недоумением смотрел старик Джо в пижаме и ночном колпаке. Его рот беззвучно открывался и закрывался, а ноги в шлепанцах топтались на месте – но было ясно, что это не продлится слишком долго. Нужно было срочно действовать! Крис потянулся в карман за ключом и рев мотоцикла заглушил крики Джо, который припустил к нему своей крабьей походкой, скользя в шлепанцах по мокрой траве. Ничего не оставалось, как пролететь прямо под носом старика и жать на газ что есть мочи, пока тот ни переполошил весь город и ни вызвал полицию. Крис промчался по Вашингтон-стрит, пересек Мемориальную площадь и рванул к мосту, через который шла самая короткая дорога в лес. Хорошо то, что он отлично знал окрестности городка и не сомневался, что найдет нужное место. Но плохо то, что оторваться от полиции на старом мотоцикле, до педалей которого едва достаешь ногами, у него точно не выйдет. Джо даже не нужно было никуда звонить: любой полицейский, увидевший ночью мальчишку на древнем «харлее» пуститься за ним через секунду.

Крис въехал в лес и начал осторожно пробираться между деревьями. Мотоцикл ревел и подскакивал, наезжая на корни. Ветви кустов и папоротник больно царапали ноги. По его расчетам, ему нужно было проделать еще с десяток километров по лесу, прежде чем он попадет на нужную ему проселочную дорогу. Он хорошо ее помнил: пыльная ровная лента между полями, ведущая в Фестивал-холл – малюсенькую точку на карте штата с парой сотен жителей, не имеющую даже своей школы. Крис был там около года назад в группе юных волонтеров, помогая обустраивать местный травмпункт, состоящий из двух выкрашенных белый краской кабинетов: приемную и процедурный, где, при необходимости, можно было наложить пару швов или гипс. Всех дел для группы оказалось на пару часов, а потом они еще столько же они ждали школьный автобус, исследуя местность. Он знал, что найдет то, что ищет. Только бы не наткнуться на полицию.

Мотоцикл вырвался, наконец, на берег озера, и ехать стало гораздо легче. Глинистая полоса берега была ровной и чистой. Кое-где, огибая низко нависающие деревья, Крис ехал по мелководью, и брызги разлетались в стороны двумя белыми гребнями. Над озером в безоблачном небе высоко висела луна, и было неописуемо красиво вокруг. В один из таких счастливых моментов мотоцикл наехал на какие-то торчащие из воды палки и раздался звон пустых консервных банок, за которым с берега последовал негодующий вопль:

– Э-э-э! Сто-о-ой! – Крис невольно остановился, уставившись на бегущую к нему по воде тень. Но оказалось, что тень бежала не к нему, а к раскиданным по воде перепутанным удочкам, не переставая ругаться на ходу, – Ты что делаешь, идиот! Откуда ты взялся! Блин!

Ругающаяся тень в свете луны оказалась Бобом Фоксом из соседнего класса. Боб с негодованием уставился на Криса из-за стекол очков, которое быстро перешло в любопытство:

– Крис? Ты? Ни фига се! Катаешься по озеру на мотоцикле?! Кла-асс… Покаж! – не успел Крис опомниться, как Боб уже крутил ручку газа ревущего «харлея».

– Боб! Слышь? Отвали! Мне некогда! – Крис пытался оторвать мокрые руки Боба от мотоцикла и одновременно не упасть вместе с ним в воду, – Все, вали, Боб! Извини за удочки, я потом подарю тебе новые. Окей?

– Какого хрена, Крис? Ты мне поломал всю рыбалку и просто сваливаешь? Ты знаешь, как мне влетит за то, что я сбежал сюда ночью? А из-за тебя все вообще накрылось! Если ты не вывезешь меня отсюда на мотоцикле, я вырву и сожру твое сердце! Так что давай, помоги мне собрать все... А, кстати, куда ты едешь? Это ж не твой мотик? Да? Ты угнал мотик?! – глаза Боба расширились от восторга, – Класс!

Крис мог только всплеснуть руками. Это же надо! Вляпаться в Очкарика-Боба на необитаемом берегу ночью на краденом мотоцикле, направляясь к тайному порталу. Невероятно, но факт. Крис сдался и с помощью Боба вытащил своего мото-монстра на берег, привалив его к какой-то коряге, а потом побрел собирать разбросанные переломанные удочки. Когда дело было сделано, и они оба, мокрые по пояс, подошли к «харлею», у Криса перехватило дыхание от наглости Боба:

– Чур, я за рулем!

– Ну уж нет! Или так как я скажу, или проваливай со своими вонючими удочками с моего мотоцикла!

– Мотоцикл, кстати, не твой! Ну и ладно, я просто предложил. Едем! И не гони, я не хочу остаток лета проваляться в гипсе, – Боб по-деловому устроился сзади и ухватился за стальной поручень. Мотоцикл взвыл и рванул вперед, выбрасывая из-под колес фонтаны ила.

Остаток пути вдоль берега обошелся без приключений. Пару раз на поляне у воды виднелись палатки, но, похоже, их обитатели спали. Во всяком случае спали до того момента, пока мимо не прокатывала адская машина старого Джо. Добравшись до дороги, Крис остановился:

– Слушай, Боб, мне, правда, дальше с тобой нельзя. Я тебя здесь высажу. Окей?

– Слушай, Крис, мне правда нефига делать в этом городишке. Поехали вместе, а?

Крис немного подумал, посмотрел на очкастую рожицу Боба… и согласился.

– Тогда выбрасывай свои удочки и поехали.

– Удочки пригодятся: что мы по-твоему будем есть? Так хоть рыбы наловим. Три удочки еще целые.

– Там, куда мы едем, это не пригодится. Точно, Боб. Так что бросай их. Только не на дороге, забрось подальше в кусты.

– А ты не уедешь?

– Да не уеду я. Давай уже, шевели очками!

Наконец мотоцикл выехал на белесое полотно грунтовой дороги, ведущей в Фестивал-холл. «У заброшенной бензоколонки влево, а потом прямо до железнодорожного моста» – Крис проговаривал маршрут про себя. После пары часов за рулем управлять «харлеем» стало гораздо легче. Крис перестал выезжать на обочины в поворотах и пугаться оглушительных хлопков древнего, отрыгивающего гарь двигателя. Впереди показался железнодорожный мост. Самым страшным оказалось переехать по нему на другую сторону реки, трясясь как на батуте по шпалам и постоянно опасаясь, что на тебя спереди или сзади вылетит поезд. Но все обошлось, и они уселись передохнуть на траву, заглушив мотоцикл.

– Знаешь, я бы никогда не подумал, что могу встретить тебя ночью, катающемся на украденном мотоцикле, – Боб вытащил из кармана соленые фисташки и протянул пригоршню Крису, – То есть ты нормальный пацан, но как-то не клеится.

Крис помолчал, улыбнулся и потрепал его по плечу.

– Ладно. То ли еще ты скажешь через час, Очкастый Боб. Поехали!

Нужно было спешить, и они двинулись вдоль железной дороги прямо по насыпи, щелкавшей щебнем под колесами. Пару раз их обгонял поезд, вспарывая тьму прожектором и распугивая ночных птиц. Скоро показалась грузовая платформа с примыкающими к ней складами. Сами склады находились за высоким решетчатым забором, ворота  в котором запирались на ночь. Сама же платформа размером с баскетбольную площадку представляла собой уложенные на опоры голые бетонные плиты, укрытые сверху жестяным навесом от дождя. На складах наверняка был сторож, и, возможно, не один, но платформа стояла без всякого присмотра. Именно на нее, бросив в траве ненужный теперь мотоцикл, они забрались по пологому скату. Где-то далеко на востоке начинался рассвет.

Третий встретившийся им в эту ночь поезд был абсолютно не похож на первые два: за тяжелым оранжевым локомотивом тянулся хвост из такого числа вагонов, что пересчитать их в полутьме было невозможно. Казалось, что он тянется до самого горизонта. Он с оглушительным скрипом тормозил, разбрасывая снопы искр по щебню, и остановился так, что у платформы оказался тридцатый от локомотива вагон. На вагоне была грубо намалевана под трафарет черная хищная птица, расставившая крылья. Крис сразу узнал ее. А Боб только открыл рот и сверкал очками на напоминающее гигантского змея тело поезда.

– Нам сюда, пошли, – тихо сказал Крис. Тут ему стало по-настоящему страшно, и он впервые за весь путь обрадовался, что взял с собой напарника.

Перед ними был деревянный багажный вагон с раздвижными дверями. Крис дотянулся до замков и потянул – незапертая дверь тяжело отъехала в сторону на несколько дюймов. Крис надавил еще. Перед ним раскрылась темнота внутреннего пространства вагона.

– Нам сюда, – повторил он, – ничего не бойся. – Крис взял Боба за руку и потянул за собой, медленно переступая край платформы.

культура искусство литература проза проза Оак Баррель
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА