Опубликовано: 07 сентября 2013 21:49

Горе

- Маринка-а-а-а!- кричала Светка под окном сталинской пятиэтажки.

- Что!

- Выходи!

- Не могу, мне еще этюд  разучить нужно.

- Все равно выходи.

- Зачем?

- Горе у меня.

Через минуту  Маринка вылетела из подъезда в халатике и домашних тапочках на босу ногу. Светка сидела на скамейке, поджав ножки, и смотрела куда-то в даль, а по щеке катились крупные слезы.

- Ты чего плачешь? – поинтересовалась Маринка.

- Меня родители больше не любят.

- Да ты что! Правда ?

- Сильно не любят, Маринка. Так сильно, что решили себе другого ребенка завести.

- Да , ну!

- Мама сегодня так и сказала, что пора обзавестись им парничком.

- Каким таким парничком? – уточнила Мариночка.

- Ты чего такая непонятливая.  Брат у меня теперь будет. Они его откуда-то привезут к нам.

- А ты уверенна, что это ребенок. Может быть, ты что-то не так поняла?

- Да чего тут не понять. Вон червяк ползет, а когда он был маленький, то как его называли? Правильно, червячок. Кулак – кулачок.  А когда парень еще ребенком был, то он кто?

- Парничооок, - медленно выдавила из себя Маринка. Во, дела!

- Еще какие. Представляешь, я их всегда просила  родить маленького мальчика, а они мне  уже взросленького и чужого привезут. А зачем он мне взрослый нужен. Его же уже кто-то родил один раз, воспитывал, и он им не понравился, раз они от него избавиться хотят. Бабуля тоже папе сегодня сказала, чтобы он его сам сделал, а он сказал, что возни  с ним много и гарантии нет, что надежный получится.  Вот зачем им нужно, чтобы мы надежными были?

- Чтобы надеяться, - немного задумавшись, ответила Маринка. Мне папа с мамой всегда говорят: «Надежда ты наша».

- А у нас дома надеяться не на кого. Папа прямо  так и сказал: «Давно бы я уже все с работы на дачу притащил, но надежных людей нет». Не пойму я этих родителей.  Они  мне тоже говорили, что надеются, что я человеком вырасту. Наверное,  надоело им ждать, поэтому они и решили другим ребенком обзавестись. Ой, Маринка, не любят они меня больше. Не нужна я им, - сказала и расплакалась навзрыд.

-Да, ну. Любят они тебя. Конечно любят. Тебе вчера мороженое покупали?

- Покупали.

- Утром целовали?

- Целовали.

- Ну, так это и значит, что  любят.

- А может они мне его последний раз покупали, - всхлипывая и заикаясь, выдавила из себя Светка.

- Да не плачь ты, не плачь, - утешала подругу Маринка, гладя ее по голове, - а то я сейчас тоже расплачусь.    Вот мне вчера мороженое не покупали, но я  не обиделась на них. И утром забыли поцеловать, хотя всегда целуют, когда будят.

-Наверное, очень торопились.

-Да не торопились они. Странно,- призадумалась Маринка,-  они сегодня со мной почти не разговаривали.  Может, они меня тоже разлюбили?  А?

- Тебя-то за что. Ты вон музыкой с утра до ночи занимаешься, книжки любишь читать, послушная.

- А я ем плохо. Последний раз они меня заставляли кабачки есть, а я их ненавижу. Нажарили, едят и приговаривают, какие они полезные. Я один в рот запихала, сделала вид, что прожевала, а потом наклонилась и выплюнула потихонечку в руку. Я вообще есть не могу все то, что они из книжки полезной готовят. Вечно натрут морковку, польют ее маслом и заставляют есть, приговаривая, что это для глаз и роста полезно. И так каждое утро. Хоть бы сахаром посыпали.

- Вот ужас! – шмыгая носом, проговорила Светочка.  - Они и моим родителям советовали это делать, когда  папа им ведро морковки с дачи привез.  А бабушка  так и сказала, что они тебя диетами изведут. И еще говорила, что дай  глазнюку волю, он бы из морковки  глазные капли делал и  всем  в глаза закапывал вместо операций.

- Это точно. Как книжку купил по детскому воспитанию, так жизнь моя вся и перевернулась. Трудно им, наверное, со мной, не справляются они. Все методы испробовали, а я все не ем и не ем. Наверное, я им тоже надоела. Сказала и от жалости к родителям и самой себе расплакалась горькими слезами.

- Что же это мы с тобой такие несчастные? –  проговорила Светочка и стала плакать еще громче. - А давай уйдем от них  куда глаза глядят. - Давай, только сначала их предупредим, что мы  уходим, а то они будут переживать.

Наплакавшись и нажалев себя вволю, они успокоились, вытерли слезы Маринкиным халатиком,  и медленно побрели в сторону Светкиного дома.

- Знаешь, что? – сказала Светочка. – А мне и не жалко, пускай они привезут этого мальчика к нам жить. Им же будет без меня плохо. Может быть, даже будут без меня скучать. Так вот и пускай вместе радуются. Щас пойду, попрощаюсь с ними и выйду обратно. Ты подожди меня. Через несколько минут  подъездная дверь распахнулась с такой силой, что чуть не придавила выбегающую Светку.

- Они меня любят! Любят! – весело кричала она.  – Это они про домик для огурцов и зелени говорили. Парник для того, чтобы они парились и росли быстрее. Ой, Маринка, какие же  у меня смешные родители. Сначала напугают, а потом смеются. Побежали к тебе. Мама сказала, чтобы мы у твоих  спросили, нужна им еще морковка или нет, а то у нас ее уйма с прошлого года осталась. А бабушка сказала, что лучше вам все отдать пока мыши в подвале не сточили.  «Пусть,- говорит,- едят и зубы с глазами закрепляют».

- Бежим, - радостно подхватила Маринка. – Только, чур, на одной ноге  и без остановки.

культура искусство литература проза рассказ Горе, детство, подруги, родители, воспитание
Facebook Share
Отправить жалобу
ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА